Амвросий, иеросхимонах Оптинский, преподобный

Амвросий, иеросхимонах Оптинский, преподобный

Против Зависти — мысль, что духовное неисчерпаемо

  1. Если желаешь избавиться и от зависти, и от душевредной ревности, то <…> помышляй, что духовное неисчерпаемо; твоего никто не восхитит, как и ты другого; всем достанет, и не оскудеет.
(X, 354)
Источники:
  • Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к монашествующим. [Вып. I – III]. — Сергиева Лавра : Козел. Введ. Оптина Пустынь, 1908–1909.
    Вып. I. Письма к монашествующим
    С. 87–88

Когда видим себя хуже других, не к Зависти склоняться, а к смирению

  1. Пишете Вы, что, видя себя хуже других, склоняетесь на зависть. Обратите это чувство к другой стороне, и получите пользу. Видеть себя хуже других служит началом смирения, если только человек будет укорять себя за примесь противных чувств и мыслей, и постарается отвергать эту душевредную примесь. Если же дадите место в душе Вашей водвориться смирению, то, по мере оного, и будете получать успокоение от различных тягот душевных.
(X, 556)
Источники:
  • Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к монашествующим. [Вып. I – III]. — Сергиева Лавра : Козел. Введ. Оптина Пустынь, 1908–1909.
    Вып. III. Письма к мирским особам
    С. 141
Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Зависть, как червь, поедает имеющего ее

Зависть прежде всего вредит самому тому, в ком зарождается. Как червь, зарождающийся в дереве, прежде всего поедает самое дерево, так и зависть прежде всего сокрушает самую душу, породившую ее в себе. А тому, кому завидует, делает не то, чего желала бы ему, а совсем противное. В делах зависти ты смотри не на начало, а на конец, и прими во внимание то, как самая злоба завидующих доставляет только бóльшую славу тем, которые подвергаются их зависти, потому что страдающие от зависти преклоняют Бога к себе на помощь и пользуются содействием свыше, а завидующий, будучи лишен благодати Божией, легко впадает в руки всем. Порабощаемый прежде всяких внешних врагов собственной страстью, он как бы сокрушает сам себя, и как бы пожираемый невидимыми зубами и, таким образом, истощаясь сам в себе, так сказать, погружается в бездну. Зная это, будем, убеждаю вас, убегать этой пагубной страсти и всеми силами исторгать ее из души своей. Это гибельнейшая из всех страстей и вредит самому спасению нашему; это — изобретение самого диавола.

(I, 240)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1898. Т. IV.
    Беседы на Книгу Бытия
    БЕСЕДА XLVI. С.516–517
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. IV
    С. 427

Зависть: низость этой страсти;

она есть грех большой, но часто совершенно несознаваемый;

она неосновательна, ибо завидовать, собственно, нечему,

она иссушает завистника и не дает ему видеть, что и слава народная, и богатство, и власть имеют отрицательные стороны

Нет зла хуже зависти… Как свинья любит валяться в грязи, так и завистливый радуется несчастью ближнего. Когда случится с ближним что-либо неприятное, тогда он покоен и весел, почитая чужие несчастья своим счастьем, а благополучие других своим злополучием, и ищет не того, что ему могло бы быть приятно, но того, что ближнего может опечалить… Другие жалеют и бессловесное животное, когда его убивают, а ты неистовствуешь, дрожишь и бледнеешь, видя человека благополучным? Может ли быть что хуже такого бешенства?…
Кто-нибудь скажет: порицать зависть легко, а надобно позаботиться о том, как избавиться от этой болезни? Как же можем мы освободиться от этого порока? Ныне зависть не считают и пороком, почему и не заботятся избавиться от нее; но, если помыслим, какой великий грех — зависть, то легко оставим ее. Итак, плач и стенай, рыдай и моли Бога; научись относиться к ней, как к тяжкому греху и каяться в нем. Если так поступишь, то вскоре исцелишься от этого недуга. Но кто ж не знает, скажешь, что зависть есть порок? Правда, всякий знает это, но не всякий страсть эту ставит наряду с блудом и прелюбодеянием. Осуждал ли кто себя когда-нибудь за то, что предавался жестокой зависти, умолял ли когда Бога, чтобы помиловал его за этот недуг? Никто никогда …
Вместе с тем, представь и то, что ты не тому наносишь вред, кому завидуешь, а поражаешь мечом себя самого. Чем больше завидуешь, тем большие блага доставляешь тому, кому завидуешь. Бог за всем смотрит, и когда видит обиженным не обижающего, то его еще более возвышает и прославляет, а тебя наказывает. Если Он не оставляет без наказания тех, которые радуются несчастью своих врагов, как тό сказано: не радуйся падению врагов твоих, да не увидит Бог, и не угодно Ему будет (ср.: Притч. 24:17−18), то тем более не оставит без наказания завидующих не причинившим им никакого вреда. И за что, скажи мне, завидуешь ты ближнему? За то ли, что его уважают и хорошо говорят о нем? Но ты не представляешь себе, сколько зла приносят почести беспечным? Таких людей они доводят до тщеславия, до гордости, до надменности, до высокоумия, делают нерадивейшими, а сверх этих зол еще и скоро они увядают, и, что всего хуже, — происходящее от них зло [то есть от почестей] навсегда остается, а удовольствие, лишь только появится, как и отлетает. Итак, из-за этого ты завидуешь, скажи мне? Но тот, кому ты завидуешь, в большей доверенности у начальника, делает все, что хочет, мстит оскорбляющим его, благодетельствует льстецам и имеет великую силу? Но подумай и о том, что власть побуждает делать многое, Богу неугодное, и надобно иметь очень мужественную душу, чтобы пользоваться властью, как следует. Тот, кто лишен власти, волей и неволей любомудрствует; а облеченный ею терпит то же, что и человек, который, живя с хорошей и красивой девицей, обязался никогда не посмотреть на нее с вожделением. Такова власть! Вот почему она даже против воли делает многих обидчиками, у многих возбуждает гнев, снимает узду с языка и отворяет двери уст, как бы ветром раздувая душу, и как ладью погружая ее в самую глубину зол. Итак, что же ты дивишься человеку, находящемуся в такой опасности, и зовешь его счастливым! Какое безумие! Кроме того, подумай еще и о том, сколько врагов и клеветников, сколько ласкателей как бы держат его в осаде. Такое ли состояние, скажи мне, можно назвать блаженным! Но такой человек в славе у народа, скажешь ты? Что ж? Народ не Бог, Которому он должен дать отчет. И уважение народное, чем более оно делает знаменитым, тем с бóльшими соединено опасностями, заботами и печалями. Такой человек, имея столь жестокого господина, совсем не может отдохнуть или приостановиться. Что я говорю — приостановиться или отдохнуть? Такой, имея и тысячи заслуг, с трудом входит в Царство. Поистине, ничто столько не унижает людей, как слава народная, делающая их боязливыми, подлыми, льстецами и лицемерами. Ничто, истинно ничто, так не делает людей законопреступными и несмысленными, как желание славы народной. Равным образом, ничто так не делает славными и мужественными, как презрение ее. Потому и надобно иметь чрезвычайно мужественную душу тому, кто хочет противостоять такой буре, силе ветра. Любящий славу, когда он находится в счастливых обстоятельствах, ставит себя превыше всех, а когда в несчастных, то готов сам себя зарыть в землю. Итак, скажи мне, достойно ли это зависти? Напротив, не достойно ли рыданий и слез? Это для всякого очевидно…
А что радость не менее пагубна, чем печаль, это ясно видно из ее действия на душу. Радость делает душу легкомысленной, надменной и непостоянной. Потому-то и Соломон, знавший лучше всех, чтó такое радость, говорит: благо ходити в доме плача, нежели в доме смеха (ср.: Еккл. 7:3). И весьма справедливо. Во время забав душа бывает слабее и изнеженнее; а во время скорби укрепляется, делается целомудренной, освобождается от всех страстей, становится возвышеннее и мужественнее. Итак, зная все это, будем убегать славы народной и удовольствия, происходящего от нее, чтобы достигнуть истинной и вечной славы.

(I, 503)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1901. Т. VII.
    Толкование на Матфея Евангелиста
    БЕСЕДА XL. ИЗЪЯСНЕНИЕ Мф. 12:9–24. С. 431–435
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. VII
    С. 442

Зависть — мучительна

Зависть — опасная страсть; когда она овладевает душой, то не прежде оставляет ее, как доведет уже до последней степени безрассудства; уязвляя душу, в которой родилась, она представляет того, на кого обращена зависть, иначе, чем хочет; она еще более возвышает его славу, знатность и известность; а это — еще новый тягчайший удар завистнику.

(I, 271)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1898. Т. IV.
    Беседы на Книгу Бытия
    БЕСЕДА LXI. С. 652
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. IV
    С. 526