Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Внешний вид христианина

[Все можно делать во славу Божию]. Мы часто досадуем на слуг наших; каким же образом можно порицать их для Бога? Если ты видишь, что слуга, или друг, или кто другой из близких тебе пьянствует, крадет, ходит на зрелища, нерадит о своей душе, клянется, лжет; то вознегодуй, накажи, вразуми, исправь его, — и все это ты сделаешь для Бога. Если же увидишь, что он виновен против тебя, нерадив в услужении тебе, то прости его, — и ты простишь для Бога. А ныне многие поступают напротив и с друзьями, и со слугами своими. Когда кто согрешит против них самих, тогда они делаются жестокими и неумолимыми судиями; а когда кто оскорбляет Бога, и губит свою душу, то они не обращают на это никакого внимания. — Нужно ли приобрести друзей? Приобретай для Бога. Нужно ли приобрести врагов? Приобретай для Бога. Но как можно приобретать друзей и врагов для Бога? Если будем искать дружбы не с тем, чтобы достать денег, участвовать в трапезе, найти покровительство человеческое, но будем искать и делать своими друзьями таких людей, которые могут всегда вразумлять нашу душу, делать надлежащие советы, укорять за грехи, восстановлять после падения, и при помощи советов и молитв приводить нас к Богу. Также можно и врагов приобретать для Бога. Если ты видишь человека распутного, негодного, порочного, зараженного нечистыми мнениями, угрожающего причинить тебе падение и вред, то отойди, отбеги от него, как сказал и Христос (см.: Мф. 5:29), повелевая и таких друзей, которые дороги для нас, как глаза, и необходимы в делах житейских, устранять и отвергать, если они вредят спасению нашей души. — Что маловажнее стрижения волос? Но и это можно делать для Бога. Если ты не будешь изысканно убирать волос, не будешь украшать лица, не будешь наряжаться к соблазну и прельщению взирающих на тебя, а оденешься просто, как случится, и как требует только нужда; то ты сделаешь это для Бога и без сомнения получишь награду за то, что обуздал порочную похоть и укротил неуместное тщеславие. Можно и ходить для Бога и смотреть для Бога. (Как это?) Когда ты не стремишься к нечестию, не занимаешься чужою красотою; когда, видя идущую на встречу женщину, удерживаешь свое зрение, ограждаешь лицо свое страхом Божиим, то ты сделаешь это для Бога; также, когда мы одеваемся не в дорогие и изнеживающие нас одежды, но в такие, которые могут только прикрыть нас. Можно распространить это правило и на обувь. Многие дошли до такой изнеженности и роскоши, что даже обувь свою украшают и всячески испещряют не менее, чем другие лицо; это — знак нечистой и развращенной души. Хотя это кажется маловажным, однако, как в мужчинах, так и в женщинах это есть знак и доказательство великого невоздержания. А что и походкой, и одеянием можно прославлять Бога, о том, послушай, что говорит мудрый муж: одеяние мужа и смех зубов, и стопы человека возвестят яже о нем (ср.: Сир. 19:27). Когда мы в брак вступаем, то и это должны делать для Бога, имея в виду не то, чтобы получить богатое имение, но чтобы найти в жене благородство души, не множество денег и знаменитость предков, но добродетель и кротость нравов; мы должны брать сопутницу в жизни, а не участницу в пиршествах. Но к чему исчислять все? Мы можем, подобно вышесказанному, проследить каждое событие и дело, и все совершать для Бога… Что хуже положения темничного стража? Жизнь его не почитается ли ниже всякой другой? Однако может и он, если захочет, проводить эту жизнь с пользою для себя, когда будет щадить узников, услуживать заключенным неправедно, не торговать чужими несчастиями, когда будет общим пристанищем для всех, имеющих в том нужду. Так спасся темничный страж, приставленный к Павлу (см.: Деян. 16:27‒31). Отсюда видно, что мы от всего, если захотим, можем получить себе пользу.

(II, 230)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1895. Т. I.
    Слово на Новый год
    С. 764, 765, 766
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. I. С. 959

Внешний вид может приносить пользу окружающим

Желаю каждый день напоминать вам о добрых делах, чтобы, делаясь лучшими и совершенными и сияя добродетельной жизнью, вы стали безукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными, и светили, как светильники, в мире, уча словом жизни в похвалу нам в день Христов, — чтобы одним видом своим приносили вы пользу тем, кто бывает с вами, и чтобы вступающие в беседу с вами получали общение в присущем вам духовном благоухании и добродетельной жизни.

(I, 14)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1898. Т. IV.
    Беседы на Книгу Бытия
    БЕСЕДА V. С. 32
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. IV
    С. 48

Христианин, освященный Таинствами, должен по внешности своей быть светом для других, а он часто бывает подобен зверям и даже хуже их. Жития святых и Писание — зеркало

Я вижу, что многие после Крещения живут небрежнее некрестившихся, и даже не имеют никакого признака христианской жизни. Потому-то ни на торжище, ни в церкви, не скоро различишь, кто верующий и кто неверующий; разве только при совершении Таинств можно видеть это различие… Между тем, верующий должен быть виден не только по дару, но и по новой жизни. Верующий должен быть светильником для мира и солью. А если ты самому себе не светишь, не предотвращаешь собственной гнилости, то почему нам узнать тебя? Потому ли, что ты погружался в Священные воды? Но это может довести тебя до наказания. Величие почести для нежелающих жить сообразно этой почести увеличивает казнь. Верующий должен блистать не тем одним, что получил от Бога, но и тем, что ему собственно принадлежит; надобно, чтобы он по всему был виден — и по поступи, и по взору, и по виду, и по голосу. Говорю об этом для того, чтоб нам наблюдать благоприличие не для показа, а для пользы тех, кто смотрит на нас. А теперь, с которой стороны ни стараюсь распознать тебя, везде нахожу тебя в противоположном состоянии. Хочу ли заключить о тебе по месту, — вижу тебя на конских ристалищах, на зрелищах, вижу, что ты проводишь дни в беззакониях, в худых сходбищах, на рынке в сообществе с людьми развратными. Хочу ли заключать о тебе по виду твоего лица, — вижу, что ты непрестанно смеешься и рассеян подобно развратной блуднице, у которой никогда не закрывается рот. Стану ли судить о тебе по одежде, — вижу, что ты наряжен ничем не лучше комедианта. Стану ли судить о тебе по спутникам твоим, — вижу, что ты водишь за собою тунеядцев и льстецов. Стану ли судить о тебе по словам, — слышу, что ты не произносишь ничего здравого, дельного, полезного для нашей жизни. Буду ли судить о тебе по твоему столу, — здесь открывается еще более причин к осуждению. Итак, скажи мне, почему могу узнать, что ты верный, когда все, исчисленное мною, уверяет в противном? И что говорю — верный? Даже человек ли ты, и того не могу узнать доподлинно. Когда лягаешься, как осел; скачешь, как вол; ржешь на женщин, как конь; объедаешься, как медведь; утучняешь плоть, как лошак; злопамятен, как верблюд; хищен, как волк; сердит, как змея; язвителен, как скорпион; коварен, как лисица; хранишь в себе яд злобы, как аспид и ехидна; враждуешь на братьев, как лукавый демон, — как могу счесть тебя человеком, не видя в тебе признаков естества человеческого? Ища различия между неверным и верным, подвергаюсь опасности не найти различия даже между человеком и зверем. Как, в самом деле, назову тебя зверем? Ведь, у каждого зверя какой-нибудь один из этих пороков; а ты, совокупив в себе все пороки, далеко превосходишь и их своим неразумием. Назову ли тебя бесом? Но бес не служит мучительству чрева, не любит денег. А когда в тебе больше пороков, нежели в зверях и бесах, скажи мне, как можно назвать тебя человеком? Если же нельзя назвать тебя человеком, то кáк наименуем тебя верным? А что всего печальнее, находясь в столь худом состоянии, мы и не помышляем о безобразии души своей, не имеем и понятия об ее гнусности. Когда ты сидишь у брадобрея и стрижешь волосы, то, взявши зеркало, со всем вниманием рассматриваешь прическу волос, спрашиваешь близ стоящих и того, кто стриг, хорошо ли они лежат у тебя на лбу? Будучи стариком, часто не стыдишься до неистовства предаваться юношеским мечтам. А того, что душа наша не только безобразна, но даже зверообразна нимало не чувствуем, хотя и здесь есть духовное зеркало, которое гораздо лучше и полезнее вещественного, потому что не только показывает безобразие, но даже, если захотим, превращает его в несравненную красоту. Таким зеркалом служит память о добрых мужах, и повествование об их блаженной жизни, чтение Писания, законы, от Бога данные. Если захочешь однажды посмотреть на изображения тех святых, увидишь гнусность своего сердца; а увидев, ни в чем другом не будешь иметь уже нужды, чтобы избавиться от своего безобразия. Вот для чего и полезно нам это зеркало; оно делает удобным превращение.

(I, 358)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1901. Т. VII.
    Толкование на Матфея Евангелиста
    БЕСЕДА IV. ИЗЪЯСНЕНИЕ Мф. 1:17–21. С. 44–46
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. VII
    С. 48–49