Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

К Вечери будет призван обративший грешника от пути его

Многие из тех, которые, по-видимому, живут, ничем не различаются от мертвых, когда живут во зле; вернее — они даже хуже мертвецов. Умерый свободися от греха (ср.: Рим. 6:7), говорит апостол. А тот, кто живет во зле, служит греху. Не говори мне, что он не съедается червями, не лежит во гробе, не закрыл глаз и не обвит пеленами. Он большие претерпевает мучения, не потому, чтобы черви съедали его, но потому, что страсти душевные терзают его лютее зверей. А если у него открыты глаза, то и это опять гораздо хуже того, как если б они были закрыты. Глаза умершего ничего не видят худого, а этот, имея открытые глаза, подвергает себя бесчисленным болезням… Но ты не видишь гниения его тела? Что же? Душа его еще прежде тела растлела, погибла и подвергается бóльшему гниению. Тот смердит десять дней, а этот во всю жизнь дышит зловонием, имея уста хуже всяких нечистых мест, — так что они различаются между собой лишь тем, что один подвергается только естественному тлению, а другой к нему присоединяет еще гниение, происходящее от нечестивой жизни, ежедневно вымышляя для себя новые причины растления. Но что важнее, — умершего никто не видит истлевающим и сгнивающим, потому что он имеет гроб своим покровом; а этот смердит повсюду, нося мертвую душу в теле, как во гробе. И если бы можно было увидеть душу человека, живущего в роскоши и нечестии, то ты увидел бы, что гораздо лучше лежать связанным во гробе, нежели быть окованным цепями греховными. Но посмотрим на связанную главу таковых мертвецов. Они беспрестанно пьяны, и у них, на подобие того, как мертвые связываются многими покровами и пеленами, все чувства заключены и связаны. Если же хочешь посмотреть и на руки, то увидишь, что и они, так же, как у мертвых, привязаны к чреву и обвязаны не пеленами, а что гораздо хуже, узами любостяжания. Оно не допускает им простираться к милостыне, или к другому какому-либо доброму делу, но делает их бесполезнее рук умерших. Хочешь ли видеть и ноги связанные? Смотри — они также связаны заботами и оттого никогда не могут прибегать в храм Божий… А кто не имеет ни глаз, ни рук, ни ног, ни других членов, тот как может казаться человеком? Таким образом, можно видеть, что и душа их обвита пеленами, и есть скорее идол, нежели душа. Итак, поскольку они пребывают в бесчувственности, сделавшись, некоторым образом, мертвыми, то мы приступим к Иисусу, будем молить Его о их воскресении, отвалим камень, развяжем пелены. Как скоро ты отвалишь камень, то есть, отнимешь ту бесчувственность, которую они показывают во зле, то тотчас изведешь их из гроба, а выведши отсюда, гораздо удобнее освободишь их от оков. Когда ты воскреснешь, тогда познает тебя Христос; когда разрешишься от уз, тогда Он призовет тебя и к Своей Вечери. Итак, вы, други Христовы, ученики Его, — вы, любящие умершего, приступите ко Христу и помолитесь! Пусть умерший исполнен чрезмерного зловония; сродники не должны оставлять его и в этом случае, но тем более приступать к Богу (чем более умножается тление), подобно как сделали и сестры Лазаревы; должны до тех пор просить, молить и умилостивлять Бога, доколе мы не увидим его живым.

(I, 470)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1901. Т. VII.
    Толкование на Матфея Евангелиста
    БЕСЕДА XXVII. ИЗЪЯСНЕНИЕ Мф. 8:14–22. С. 311–313.
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. VII. С. 349.

Званные к Вечери какие одежды тела и души должны иметь

Послушайте жены, послушайте мужья! Нам нужна не эта златотканная одежда, украшающая наше тело, но одежда, которая бы украшала душу. Но нам трудно облечься в эту одежду, пока мы будем украшать свое тело. Нельзя украшать вместе и душу, и тело. Нельзя вместе работать мамоне и служить, как должно, Христу. Итак, оставим эту худую привычку, которая господствует над нами. Ты, конечно, не снес бы великодушно, если бы кто украсил дом золотыми занавесами, а тебя заставил бы сидеть внутри почти нагим, — в рубище? Но вот, ты теперь сам это делаешь с собой, украшая жилище души твоей, то есть, тело, бесчисленными дорогими одеждами, а душу оставляя в рубище и принуждая ее влачиться в узах за необузданными страстями. Неужели ты не понимаешь, что ты зван на брак, и на Брак Божий? Неужели не представляешь, что званную в этот торжественный чертог душу твою надобно будет ввести облеченною и украшенною золотыми одеждами?

(I, 582)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1901. Т. VII.
    Толкование на Матфея Евангелиста
    БЕСЕДА LXIX. ИЗЪЯСНЕНИЕ Мф. 22:1–14. С. 704–705.
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. VII.
    С. 651.
Иоанн Кронштадтский, протоиерей, праведный

Иоанн Кронштадтский, протоиерей, праведный

От Вечери отказываются, кто редко причащается и редко даже бывает за Литургией

  1. Какая честь званным! Сам Единородный Сын Божий приглашает нас на великую Вечерю Царства Небесного; но приглашенные отказались по разным предлогам. Не замечаете ли, что притча метит прямо на многих из нас, если не на всех нас? Объяснимся. Вот мы стоим теперь в храме, все слушали обедню. Обедня есть образец будущей Вечери и сама есть великая Вечеря, ибо Господь предлагает на ней в пищу и питие нам с вами Пречистое, Животворящее Тело Свое и Пречистую, Животворящую Кровь Свою под образом хлеба и вина. Один я, и то больше по обязанности священнослужения, вечерял с Господом, а все прочие, предстоящие здесь, не приступали к Вечери Божией; но допустим, это сделано по сознанию недостоинства. А вот весьма, весьма многие и к обедне не приходят, чтобы хотя взором, слухом и духом участвовать на Божественной вечери; и не приходят весьма часто из-за пустых причин: кто по небрежению и лености, кто из каких-нибудь житейских занятий или суетности, но все вообще по какому-то легкомыслию, по какому-то весьма поверхностному, легкому и небрежному отношению к самому главному делу нашему на земле — к делу духовного своего воспитания и спасения, и по разным привязанностям земным и навыкам греховным… Царство Божие приблизилось к нам, сошло с высоты небесной, вошло в храмы наши, в самые домы наши; и что же? и самая близость Царства Христова не убеждает нас — сделать шага два-три, чтобы прийти на призыв Церкви к святой литургии… Что делать нам в раю, когда мы не находим сладости и утешения быть в храме, слушать слово Божие, участвовать в Вечери Агнца.
(X, 876)
Источники:
  • Полное собрание сочинений протоиерея Иоанна Ильича Сергиева : С портр. его, грав. на стали. — 1-е изд. Т. 1−6. — Кронштадт : тип. "Кронштадт. вестн.", 1890−1894.
    Т. 1. Проповеди
    С. 232, 237

Идти на Вечерю иному препятствует жена, когда он подчиняется прихотям ее и угождает ей даже в том, что противно воле Божией

Иному препятствует идти на Вечерю Царствия Небесного жена: я женился, говорит, и потому не могу прийти (Лк. 14:20). Но отчего жена препятствует спасению души? Оттого, что оженивыйся печется о мирских, како угодити жене (1 Кор. 7:33), а не о Господнем, не о том, чтобы угодить более всего Господу. Женившийся свою волю связывает с волей своей супруги: а какова бывает эта воля? О! опыт говорит, что воля супруги часто бывает противна и воле супруга, и воле Божией; извольте угождать любимой своей супруге и из любви к ней нарушать заповеди Божии, изволь вместе с нею пить до дна чашу земной суеты и отказываться от Вечери Божией; а нет — если вы не хотите служить с нею суете и губить свою душу, она лишит вас своей любви: и пойдут распри и раздоры. Ах! Как многие женатые действительно принуждены сказать Господу, приглашающему нас в Свое вечное Царство: я женился, и потому не могу прийти. Не могу прийти: ибо я должен угождать жене, ее желаниям и прихотям, кои для меня обратились в закон. Так что же? Ужели не жениться, скажут некоторые? Нет, никто этого не говорит (см.: Мф. 19:11, 12). Угождай жене, но не в том, что противно воле Божией. Как глава жены, умей стоять выше прихоти жены, и сам направляй ее желания к горнему миру, а не земному.

(X, 918)
Источники:
  • Полное собрание сочинений протоиерея Иоанна Ильича Сергиева : С портр. его, грав. на стали. — 1-е изд. Т. 1−6. — Кронштадт : тип. "Кронштадт. вестн.", 1890−1894.
    Т. 2. Слова
    С. 691, 692