Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Роскошь — терние жизни

Не удивляйся тому, что Христос назвал роскошь тернием. Ты, упоенный страстью, не знаешь этого; но не зараженные этой страстью знают, что роскошь уязвляет более, нежели терние, и изнуряет душу сильнее, нежели забота, и причиняет самые мучительные болезни как телу, так и душе.

(I, 514)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1901. Т. VII.
    Толкование на Матфея Евангелиста
    БЕСЕДА XLIV. ИЗЪЯСНЕНИЕ Мф. 12:46–13:9. С. 469
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. VII
    С. 470
Иоанн Кронштадтский, протоиерей, праведный

Иоанн Кронштадтский, протоиерей, праведный

Роскошь в жилище и одежде, в званных обедах и курении, — за счет помощи бедным

30/XI. Что еще надобно нам оставить? Всепоглощающую роскошь — эту современную заразительную язву общества. Беда нам, братие, от роскоши в одежде, в украшении жилищ, и в чем же еще? в курении, в сожигании, именно в сожигании даров Божиих, и тем более беда, что эту язву никто почти не порицает, не осуждает; напротив, все ей удивляются, все на нее засматриваются, то есть на роскошь в украшении одежд и жилищ, многие даже ее одобряют, как что-то великое и достойное удивления и подражания. А курение табаку, столь вредное для здоровья, одобряется, как полезное для здоровья. О, сколько разрослось плевел в нашей жизни! Когда появляется в каком-либо городе или местечке какая-либо злокачественная болезнь, то все ее остерегаются, принимают предосторожности, чтобы не заразиться ею и не умереть, но вот, когда свирепствует опасная для душ болезнь — роскошь, не только никто ее не остерегается, а, напротив, всякий с удовольствием хочет приложить ее к себе и предаться упоению ею. До такой степени исконный враг овладел нами, отвратил взоры наши от неба, нашего истинного отечества, до того сделались мы земными и забыли цель своей жизни и заповедь Спасителя нашего любить друг друга. Ибо скажите, какая у роскошествующих любовь к ближнему, когда на украшение тел своих, жилищ своих и всей домашней утвари им не жаль сотен и тысяч рублей, а на прикрытие наготы ближнего, брата своего, сочлена своего и члена Христова, жаль не только единиц рублей, но и нескольких копеек; или опять: на угождение чреву небедных людей не щадят десятков, а иногда и сотен рублей, и в этом случае иногда превосходят ожидание самых прихотливых гостей, ослепляя их зрение и услаждая их вкус разнообразием и множеством дорогих вин и блюд, а на кусок хлеба бедным людям жаль немногих копеек. А всему этому виною неумолимая госпожа — роскошь и сестра ее — тщеславие. Роскошь говорит: мне сотни ни по чем, чтобы изящно одеть себя и жену, чтобы угостить друзей и нужных мне людей, а тщеславие говорит: будут помнить и ценить меня, или обо мне будут говорить, что я умею со вкусом одеваться, я — человек щедрый и хлебосол. Так. Но что скажет о тебе Господь в день Суда? Что скажут о тебе бедные? Братие мои! поревнуем первым христианам и нашим древним русским предкам, кои держались простоты во всем: в столе, в одеянии, в убранстве жилищ. Будем помнить нищих и уделять им от имения своего: «милуяй нища взаим дает Богови; по даянию же его воздастся ему» (Притч. 19:17).

(X, 922)
Источники:
  • Полное собрание сочинений протоиерея Иоанна Ильича Сергиева : С портр. его, грав. на стали. — 1-е изд. Т. 1−6. — Кронштадт : тип. "Кронштадт. вестн.", 1890−1894.
    Т. 3. Проповеди
    С. 6, 7
Макарий, иеросхимонах Оптинский, преподобный

Макарий, иеросхимонах Оптинский, преподобный

В наказание за Роскошь дороговизна продуктов

  1. В мире умножилась роскошь, то видно Господу угодно несколько ограничить дороговизной продуктов, чтобы низложить сие душегубительное оружие.
(X, 143)
Источники:
  • Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Макария : [Ч. 1]–[6]. - [Козельск] : Козельская Введенская Оптина пустынь, 1862–1863 (Москва).
    Ч. 3. Письма к монашествующим
    С. 441