Амвросий, иеросхимонах Оптинский, преподобный

Амвросий, иеросхимонах Оптинский, преподобный

Есть совет святой: ходить в дом Плачущих по умершем

  1. Слышу о великом горе Вашем — о неожиданной кончине сына Вашего N, и весьма сожалею о Вас. Есть совет святой, — приходить в дом плачущих. Но так как я немощен и слаб, и не могу Вас по этой причине навестить лично, то решился, хотя заочно, побеседовать с Вами чрез письмо, чтобы утолить, сколько возможно, великую печаль Вашу.
(X, 523)
Источники:
  • Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к монашествующим. [Вып. I – III]. — Сергиева Лавра : Козел. Введ. Оптина Пустынь, 1908–1909.
    Вып. III. Письма к мирским особам
    С. 100

Мы живем в юдоли Плача, но утешаемся, ибо она временна

  1. Ишь, мы живем-то в юдоли плача; поэтому и приходится проводить время иногда скача, а иногда плача. Будем хоть утешать себя той мыслью, что эта — юдоль плачевная — временная. Все промчится, все промелькнет, как тень, как эхо, и настанет вечность постоянная, неизменяемая, бесконечная, и о, дабы для нас блаженная, светлая! Будем надеяться, что Господь, по беспредельному милосердию Своему, не лишит нас сей милости.
(X, 581)
Источники:
  • Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к монашествующим. [Вып. I – III]. — Сергиева Лавра : Козел. Введ. Оптина Пустынь, 1908–1909.
    Вып. III. Письма к мирским особам
    С. 169
Анатолий, иеросхимонах Оптинский (старший), преподобный

Анатолий, иеросхимонах Оптинский (старший), преподобный

Плач по Боге в храме лучше скрыть от других

  1. Плач по Бозе очень полезен, и сеющие слезами, радостью, сказано, пожнут, взимающе рукояти своих благих произволений и дел. Разумеется, хорошо избирать удобное место в Церкви, чтобы от других скрывать этот Божий дар.
(X, 626)
Источники:
  • Собрание писем оптинского старца скитоначальника иеросхимонаха Анатолия к монахиням / [Предисл.: пр. С.Ч.]; Изд. Козел. Введ. Оптиной пустыни. - Сергиев Посад : тип. Св.-Тр. Сергиевой лавры, 1910.
    С. 77
Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Плач об умершем недостоин христианина, имеющего надежду воскресения, основания, по которым смерть не страшная для нас и не есть зло, а скорее — избавление от зол и печалей земных

Никто уже не должен плакать об умершем, никто не должен скорбеть и порицать дело Христа. Подлинно, Он победил смерть. Что же ты напрасно плачешь? Смерть уже есть не что иное, как сон. Для чего же ты сетуешь и рыдаешь? Даже и языческие мудрецы, хотя не знают ничего о Воскресении, однако ж находят для себя утешение, говоря: переноси мужественно, случившегося нельзя переменить и исправить плачем. А ты, слушая высочайшие и назидательнейшие истины, не стыдишься малодушествовать больше их? Мы не говорим тебе: переноси мужественно, потому что случившегося нельзя переменить, но говорим: переноси мужественно, потому что несомненно, что умерший воскреснет. Спит отроча твое, а не умерло; покоится, а не погибло; оно воскреснет и получит жизнь вечную, бессмертие и жребий ангельский. Или ты не слышишь, что говорит Псалмопевец: обратися, душе моя, в покой твой, яко Господь благодействова тя (Пс. 114:6)? Бог называет смерть благодеянием, а ты сетуешь. Что бы ты больше этого сделал, если бы был противником и врагом умершего?… Поистине, — смерть есть тихое пристанище. Смотри, сколь многих бедствий исполнена настоящая жизнь; размысли, сколько раз сам ты проклинал ее! Жизнь наша, чем долее продолжается, тем становится тягостнее… А там чертог духовный, светлые светильники и жизнь небесная. Для чего же ты срамишь умершего? Для чего других заставляешь бояться и трепетать смерти?… Для чего, когда он удалился в пристань, ты подвергаешь себя буре? Но что же делать? Скажешь ты: такова природа наша. Нет, не вини природу, и не почитай слез твоих необходимыми. Мы сами все превращаем, сами предаемся слабостям, сами унижаем себя… Но у тебя нет наследника, тебе некому отказать свое имение? Но чего бы ты пожелал лучше: того ли, чтобы сын твой был наследником твоего имения, или — наследником благ небесных? Чего бы ты захотел более: того ли, чтобы он получил в наследие сокровища тленные, которые вскоре он должен будет оставить, или того, чтобы стяжал блага вечные и нетленные? Тебе нельзя иметь его своим наследником, но вместо тебя Бог сделал его Своим наследником. Но кому, скажешь, мы оставим одежды, дом и поля? — Ему же, и притом с бóльшей безопасностью, нежели при жизни его; для этого нет никаких препятствий. На самом деле, если варвары сжигают вместе с умершими их имущество, то тем более ты должен отослать вместе с умершим принадлежащее ему имущество, только не для того, чтобы оно сделалось прахом, как у тех, но чтобы умершего облекло в бóльшую славу, чтобы, если он отошел отселе грешным, разрешило его от грехов, если праведным — увеличило его награду и воздаяние… Однако, несмотря на эти убеждения, ты все еще не можешь переносить своей скорби? Но потому-то ты и не должен плакать об умершем, что он освободился от многих таких несчастий. Итак, не завидуй ему. Действительно, просить смерти самому себе, по причине преждевременной его кончины, и плакать о том, что он не жил долее, чтобы претерпевать множество таких скорбей, — свойственно более завидующему. Помышляй не о том, что он уже никогда не возвратится в дом твой, но что и ты сам скоро переселишься к нему; не о том думай, что умерший не возвратится сюда, но — и что все видимое нами не пребудет всегда одинаковым, а примет другой вид. И небо, и земля, и море — все изменится; и тогда-то ты получишь сына своего с большей славой! И если он отошел отсюда грешником, то чрез смерть у него отнята возможность продолжать зло; ведь, если бы Бог видел, что он переменит образ своей жизни, то не восхитил бы его прежде покаяния. Если же он скончался праведником, то приобрел блага, которых никогда не потеряет. Отсюда ясно, что слезы твои происходят не от сильной любви, а от безрассудной страсти. Если ты любишь умершего, то тебе надлежит радоваться и веселиться, что он освободился от настоящих зол. Скажи мне, что случилось в мире особенного, необыкновенного и нового, чего прежде не было? Не видишь ли ты каждый день повторение одних и тех же перемен? За днем следует ночь, за ночью день; после зимы наступает лето, за летом следует зима, — и более ничего; перемены эти всегда одни и те же, — одни бедствия увеличиваются и возникают вновь. Итак, ужели ты желаешь, чтобы твой сын постоянно испытывал эти бедствия, — чтобы он, пребывая здесь, подвергался болезням, скорбям, страшился, трепетал и — одни бедствия претерпевал, а других опасался?

(I, 476)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1901. Т. VII.
    Толкование на Матфея Евангелиста
    БЕСЕДА XXXI. ИЗЪЯСНЕНИЕ Мф. 9:18–26. С. 344–347
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. VII
    С. 374
Серафим Саровский, иеромонах, преподобный

Серафим Саровский, иеромонах, преподобный

Плач, и смех при нем — от диавола

  1. Когда мы плачем в молитве, и тут же вмешивается смех, то сие есть от диавольской хитрости. Трудно постичь врага нашего тайные и тонкие действия.
(X, 779)
Источники:
  • Житие, подвиги, чудеса, духовные наставления и открытие святых мощей преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца. С 60 рис., 8 миниатюрами, 2 пл. (Саров. пустыни и Дивеев. монастыря) и картой путей в Саров / Сост. Л.И. Денисов, д. чл. Моск. о-ва любителей духов. просвещения. - Москва : А.Д. Ступин, 1904.
    С. 421