Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, святитель

Вид Нищих, стоящих на паперти храма, должен пробуждать наше милосердие

Выходя отсюда [т.е. из храма], мы видим ряды нищих, чинно стоящих по ту и другую сторону, и так безжалостно проходим мимо, как будто пред нами столбы, а не человеческие существа. Мы так спешим домой, как будто видим бездушные статуи, а не живых людей. К этому побуждает голод, скажут. Но голод-то пусть заставит остановиться: ведь, сытые желудки, по пословице, не разумеют голодного; а голодные по собственной потребности способны понимать и чужую нужду; лучше же (сказать) — и при этом не могут вполне понять всю эту нужду? Ты бежишь к готовому столу, и не можешь потерпеть и немного. А бедный стоит до самого вечера, спеша и собрать насущный хлеб; и видя, что день окончился, а денег еще не собрано столько, сколько нужно на насущный хлеб, скорбит, волнуется и вынуждается делать то, что выше его сил. Вот почему вечером (нищие) налегают на нас сильнее, клянутся, божатся, плачут, рыдают, протягивают руки и поневоле делают без стыда весьма многое другое. Они боятся того, чтобы, по удалении всех в дома, не пришлось блуждать им в городе, как в пустыне… Но мы не трогаемся их несчастиями, — ни на площади, ни возвратившись домой. Напротив, и тогда, как приготовлен для нас стол, часто наполненный бесчисленными благами (если можно назвать благом то, чтó мы съедаем в осуждение своего бесчеловечия), когда (говорю) приготовлен для нас стол, мы остаемся бесчувственными, несмотря на то, что слышим, как они ходят внизу по узким переулкам, громко кричат на перекрестках, страдают в глубочайшей тьме и совершенной пустоте. Да и насытившись, и отходя ко сну, и в это время слыша опять, что они громко стонут, оставляем без внимания, как будто слышим лай собаки, а не человеческий голос. И не обращаем внимания ни на время, — кáк в позднюю ночь, когда все уже спят, один он скорбит, ни на маловажность просьбы, — кáк он просит у нас хлеба или несколько денег, и ничего больше, ни на тяжесть его несчастия, — кáк он борется с непрерывным голодом, ни на скромность просителя, — кáк он, будучи угнетаем такой нуждой, не осмеливается подойти к дверям и стать близко, а выражает свою просьбу внизу, на большом расстоянии. Если получит, то воссылает бесчисленные молитвы; а если не получит, то и при этом не произносит жесткого слова, не бранит и не ругает тех, которые могли бы подать и не подают. Напротив, как ведомый палачом на жестокую казнь, хотя просит и умоляет всех проходящих, не получает, однако, никакой помощи и без пощады приводится на казнь, так и этот, выводимый голодом, как палачом, на ночь к тяжкому бодрствованию, протягивает руки и громкими криками упрашивает сидящих наверху, в домах, но, не встречая никакого человеколюбия, отвергается безжалостно и с большой жестокостью. Но ничто это не трогает нас. И после такого бесчеловечия мы осмеливаемся простирать руки к небу, просить Бога о милости и молить о прощении наших грехов! И не боимся того, что после такой молитвы упадет на нас молния, после такой жестокости и бесчеловечия! Как, скажи мне, мы идем ко сну и на покой, и не боимся того, что этот самый нищий приснится нам худой, грязный, одетый в рубище, печальный, плачущий и обвиняющий нас в жестокости? От многих часто слыхал я, что, отказав во время дня в помощи бедным, ночью видели себя связанными веревками, влекомыми руками нищих, терзаемыми и терпящими многие страдания. Но это только сон, призрак, временное мучение. А мы не боимся, скажи мне, того, что этого печального, вопиющего, плачущего нищего придется увидеть нам на лоне Авраама; как видел Лазаря тот богач? Что следует отсюда предоставляю (почувствовать) вашей совести, — те горькие и неумолимые наказания, — то, как (богатый) просил воды, как не получил и капли, как горел язык его, как, несмотря на великую просьбу, не получил помилования, и как мучился бесконечно. Дай нам Бог не испытать этого, услышав угрозу на словах, избегнуть ее на деле.

(I, 292)
Источники:
  • Творения святаго отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского в русском переводе. — С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1898. Т. IV.
    Восемь слов на книгу Бытия
    СЛОВО V. О том, что не за Адама мы наказываемся и что мы получили больше благ, чем привнесено им зол, если внимательны к самим себе, и против невнимательных к бедным С.755–756
  • Минь Ж. П. (Migne J. P.) Творения святителя Иоанна Златоуста. В XIII тт. Paris, 1863
    Т. IV
    С. 603–604
Иоанн Кронштадтский, протоиерей, праведный

Иоанн Кронштадтский, протоиерей, праведный

Среди них много недостойных, коим лучше не подавать

Я не говорю, что нужно подавать всякому бедному: иные невольно отталкивают от себя самым поведение своим; но в числе недостойных есть много и достойных; да, впрочем, и не наше дело строго разбирать их; лучше судить себя.

(X, 911)
Источники:
  • Полное собрание сочинений протоиерея Иоанна Ильича Сергиева : С портр. его, грав. на стали. — 1-е изд. Т. 1−6. — Кронштадт : тип. "Кронштадт. вестн.", 1890−1894.
    Т. 2. Слова
    С. 597

При виде Нищих преодолеть в себе холодность к ним, которая от врага, и возгреть любовь

Будьте внимательны к себе, когда бедный человек, нуждающийся в помощи, будет просить вас о ней: враг постарается в это время обдать сердце ваше холодом, равнодушием и даже пренебрежением к нуждающемуся; преодолейте в себе эти нехристианские и нечеловеческие расположения, возбудите в сердце своем сострадательную любовь к подобному вам во всем человеку, к этому члену Христову и вашему собственному, — зане есмы друг другу удове (Еф. 4:25), — к этому храму Духа Святого, чтобы и Христос Бог возлюбил вас; и о чем попросит вас нуждающийся, по силе исполните его просьбу. Просящему у тебе дай, и хотящего у тебе заяти, не отврати (ср.: Мф. 5:42).

(X, 958)
Источники:
  • Моя жизнь во Христе : [Дневник отца Иоанна Кронштадтского. Кн. 1-6]. — С.-Петербург : П. П. Сойкин, 1903.
    Кн. 1
    С. 194